Секретный приказ ФТС, или Платон номер два

01.03.2016

О Приказе ФТС №2053 от 14.10.15 года многие участники ВЭД узнали случайно - по «сарафанному радио». Если вы вобьете в поисковик название документа, никакой информации не найдете. К чему такая секретность? В самом документе, который оказался в распоряжении ПРОВЭД, ничего криминального нет - просто таможня хочет провести эксперимент с аудиторскими компаниями - но за таможенными кулисами развернулась бурная деятельность, которая вызывает вопросы и опасения у многих участников ВЭД.

Эксперимент с аудитом

Называется документ так: «О проведении эксперимента по установлению возможности использования таможенными органами Российской Федерации аудиторских заключений для целей таможенного контроля».

Суть эксперимента в следующем. Участникам ВЭД предлагается пройти аудит и предоставить в ФТС аудиторские заключения. Специально созданная рабочая группа эти документы изучает. При этом участники эксперимента должны соответствовать определенным требованиям: в приказе говорится, что участники ВЭД должны вести свою деятельность не менее 3 лет, а аудиторские организации оказывать услуги в соответствии с ФЗ «Об аудиторской деятельности». Больше критериев отбора нет, по крайней мере, в этом приказе о них ни слова.

Когда аудиторские заключения будут рассмотрены, таможенники сделают вывод о том, смогут ли они использовать такие документы для целей таможенного контроля. Согласно приказу все итоги должны быть подведены к 14 октября 2016 года.

Неожиданная презентация

О приказе ФТС участники ВЭД узнали случайно. В начале февраля в рамках деловой встречи заместитель генерального директора компании «Лакор», бывший начальник службы федеральных таможенных доходов Северо-Западного таможенного управления Алексей Швец выступил с презентацией, в которой рассказал о позиции рабочей группы, созданной в рамках приказа ФТС №2053.

Из его слов стало известно, что уже выбраны участники эксперимента – семь участников ВЭД (конкретных названий Алексей Швец не назвал, но отметил, что они топовые) и четыре аудиторские компании - две московские (ООО «Аудит-Ренессанс», ЗАО «Эссистент») и две петербургские (ООО «Аудит-Финанс.Петербург» и ООО «АФК-Аудит»). При этом официальной информации ни об этой встрече, ни об её итогах нет.

До этой бизнес-встречи о существовании данного приказа участникам ВЭД известно не было. Да и сейчас его трудно найти в поисковых ресурсах.

– Новый приказ ФТС – это инструмент для «дойки» денег из бизнеса (аналог «Арсенала») и легализации контрабанды путем получения преференций от аккредитованных ФТС аудиторов, - говорит генеральный директор ООО «Кастомс Рус» Андрей Кириенков, который присутствовал на презентации Алексея Швеца.

В документе ничего нет сверх чиновничьего языка. Выводы бизнесмен сделал, исходя из презентации, которую видел, и из того посыла, который закладывает рабочая группа.

– На презентации, к примеру, говорилось о том, что если компания имеет договоры с одной из четырех (пока четырех) структур на аудит, то сможет попасть в «зеленый сектор» и получить преференции при таможенном оформлении. Вопрос - когда речь идет о категорировании, причем здесь коммерческие структуры? Разве это задача не ФТС, которая во главу угла ставит СУР? Это первое. Второе: на презентации говорилось о возможности легализации пересортицы, недостачи, излишков без штрафных санкций. Это значит, что мы отказываемся от кодекса об административных правонарушениях. Почему у коммерческих компаний, заключивших договоры с аудиторскими компаниями (коммерческими компаниями), должны быть такие преференции? Получается, если я им заплачу деньги, они мне предоставят право нарушать законодательство? – спрашивает Андрей Кириенков.

Посредник с полномочиями

Больше всего участников ВЭД и экспертов возмущает то, что коммерческие структуры могут получить право выдавать или не выдавать преференции участникам ВЭД (формально это может быть реализовано в виде рекомендаций, но сути не меняет), и будут они это делать за деньги, тогда как сейчас получить льготы можно напрямую, никому не платя за это право.

- Зачем создавать условия, при которых участники ВЭД должны будут платить коммерческим аффилированным или не аффилированным структурам деньги за то, чтобы получить преференции, тогда как эти льготы участники ВЭД и так могут получать на законодательном уровне? Почему мы не можем, не платя никому и просто работая, получать преференции? - добавляет Андрей Кириенков.

По его словам, «перекладывать на аудиторские компании функции таможенных органов, которые не должны быть подчинены коммерческим структурам, неправомочно».

- Аудиторские компании нужны для проведения проверок (я не против того, чтобы таможня проводила проверки), но они не должны наделяться такими полномочиями, как у таможни. Определять уровень благонадежности - это обязанность государственного органа, а не коммерческой структуры. Наличие такого аудиторского заключения не может быть основанием для отказа или получения преференций. А все к этому и идет - вы должны заплатить, и тогда получите преференции, - говорит наш собеседник.

Это же отмечает и член рабочей группы АСИ «Совершенствование таможенного администрирования», член Координационного совета Госдумы по оптимизации движения внешнеторговых грузов Марина Лякишева.

- Есть установленный механизм включения компаний в перечень добросовестных, к которым не применяются профили рисков при таможенном оформлении. Никакие аудиторские заключения не должны и не могут подменять государственный, таможенный контроль. Если таможенникам в данный момент не хватает знаний или практики для самостоятельного таможенного аудита, надо просто организовать обучение своих сотрудников. Для обучения таможенников как раз и можно привлекать сотрудников аудиторских компаний. Но использовать аудиторские заключения для целей частичной отмены или подмены таможенного контроля - это совершенно недопустимо, - поясняет эксперт.

Таинственный приказ

В этой истории вызывает вопросы абсолютно всё. Четыре аудиторских компании, семь проверяемых компаний - кем и почему они были выбраны?

- Непонятно, почему приказ не находится в открытом доступе, почему он не освещался ФТС на различных площадках взаимодействия с бизнесом. Известные добросовестные участники ВЭД не были приглашены к участию в эксперименте, ведь никто не знает, как к нему можно присоединиться, есть ли понятные и прозрачные критерии для отбора компаний к участию в эксперименте, - говорит Марина Лякишева.

Четыре аудиторские компании, попавшие в эксперимент, отказали ПРОВЭДу в комментарии. Только в ЗАО «Эссистент» в нервно-агрессивной форме подтвердили свое участие в эксперименте и даже сообщили, что попали в эксперимент на конкурсной основе, но больше никакой информации не дали.

Еще больше сомнений вызывает то, что ни одна из крупнейших аудиторских компаний в России не участвует в этом эксперименте.

- В России налоговые практики, включающие в том числе и анализ таможенных вопросов, есть у крупнейших аудиторских компаний, которые входят в так называемую «Большую четверку» (PricewaterhouseCoopers, Deloitte, Ernst & Young, KPMG – прим. ред.). Также есть таможенные практики у некоторых юридических компаний - у «Пепеляев Групп» и у DLA Piper. Тем не менее, все они не были вовлечены в проведение данного эксперимента, хотя несомненно имеют большой опыт аудиторских проверок, в том числе и международный, который, уверена, можно и нужно использовать для развития системы таможенного аудита, - отмечает эксперт.

Второй «Платон»

Если же ФТС не дорабатывает, не справляется с нагрузкой, то нужно менять весь механизм, а не привлекать посредников, считает Андрей Кириенков. Впрочем, ясно, что дело не в этом.

- Я понимаю, что все это проект. Но мы уже очень много видели таких проектов, и после них, как правило, следовал передел рынка, - говорит бизнесмен. Ситуация подогревается еще и тем, что в момент сокращения импорта все пытаются перетащить на себя потоки грузов. А закрытость обсуждения данного приказа говорит как раз о таком перераспределении потоков. И это не только инициатива аудиторов. Преференции (места доставки товаров) получают дружественные СВХ. Гарантии по транзиту («Арсенал») бизнес уже «переварил».

Активность в принятии и выполнении данного приказа вызывает опасения.

- Его в октябре «по-тихому» приняли и создали рабочую группу. В декабре так же составили список участников. А апреле-мае должны отчитаться об эксперименте, а к августу принять решение об исполнении данного приказа и отчитаться о проделанной работе. И к концу года мы получим приказ к исполнению. Вот так выглядит сокращение государственного контроля. Ничего государственного, только деньги! Не успеем затормозить данную инициативу, получим еще один «Платон» и «Арсенал», - предупреждает Андрей Кириенков.

Закрытая система

По словам бизнесмена, механизм работы российской таможни не менялся уже более 20 лет. Несмотря на заявления, ситуация в околотаможенной сфере только усложняется. Россия теряет позиции в рейтингах международной торговли, и одна из причин - подход ФТС к взаимоотношению с бизнесом. У большинства компаний, за исключением топовых, этого общения просто нет.

Марина Лякишева отмечает, что два года назад в таможенную практику был внедрен институт оценки регулирующего воздействия нормативных правовых актов ФТС. В рамках ОРВ проводятся общественные слушания, принимаются замечания и позиция бизнеса, обсуждаются механизмы решения существующих проблем. Благодаря этим процедурам нормативно-правовых актов становится существенно меньше, и они стали более адекватными и менее обременительными для участников ВЭД. Однако приказы о проведении экспериментов не проходят процедуру ОРВ, и они, по большому счету, вообще могут не обсуждаться с бизнесом.

- Очень хотелось бы максимально исключить использование ФТС экспериментов для ухода от публичной и открытой процедуры регулирования ВЭД, - отмечает эксперт.

Сейчас не самое лучшее время для экспериментов, требующих дополнительных затрат от бизнеса, а к этому все и идет.

- Мы понимаем, что аудит, проводимый аудиторскими (коммерческими) компаниями, это платная услуга, которая увеличивает затраты российского бизнеса непонятно для каких целей. Если с помощью коммерческого аудита планируется формировать безрисковый сектор - это подмена таможенного контроля с оплатой бизнесом таких услуг, чего максимально хотелось бы избежать в это сложное кризисное время, - говорит Марина Лякишева.

Почему не в России?

Стоит отметить, таможенный аудит уже давно используется в мировой практике, но там есть принципиальное отличие. В международной практике таможенный аудит - это форма таможенного контроля, который проводится самостоятельно таможенными органами, а не коммерческими структурами.

Ещё в далеком 2005 году Всемирная таможенная организация разработала и приняла «Рамочные стандарты безопасности и облегчения мировой торговли». Согласно новым стандартам, таможенные органы всех стран мира должны были договориться друг с другом и с бизнес-сообществом и начать контролировать всю цепочку поставок товаров - от момента производства до доставки конечному потребителю.

Стал применяться абсолютно новый подход - таможенные органы начали контролировать не миллионы отдельных товарных партий, а самих участников ВЭД. И тут как раз пригодился таможенный аудит. Таможенные органы, получая дополнительную информацию об экспортерах и импортерах (о финансовом положении фирмы, полноте уплаты налогов, соблюдении законодательства и прочее), смогли выявлять потенциальных нарушителей определять, какие компании добросовестные.

Россия тоже присоединилась к документу, но пошла по особому пути - внедряя стандарт по частям и для ограниченного круга лиц.

К примеру, ещё в 2010 году был введен статус уполномоченных экономических операторов. Компании, получившие этот статус, имеют упрощения. Все хорошо, но спустя пять лет в этом реестре всего лишь 156 компаний, тогда как в Европе - более 17 тысяч. Получить статус УЭО очень сложно: производственным компаниям и экспортерам нужно внести финансовое обеспечение в размере 150 тысяч евро, всем остальным - 1 миллион евро. Под такие условия попадают только самые крупные участники ВЭД.

В 2014 году таможня решила создать еще один список «хороших» компаний – так называемый «зеленый сектор». Участников ВЭД стали делить на группы в зависимости уровни риска – от «стабильно низкого» до «очень высокого». Чем ниже у компании уровень риска, тем меньше досмотров и короче сроки выпуска товара. Чем выше уровень риска, тем больше проблем на границе. Попасть в «зеленый сектор» смогли не многие - около 2 тысяч компаний. Остальные сотни тысяч организаций, не попавшие ни в какие перечни, преимуществ не имеют.

Не доведя до ума предыдущие инновации, российская таможня хочет ввести новый инструмент - таможенный аудит, причем за счет самих же участников ВЭД. Учитывая то, в какой секретности проводится эксперимент, это вряд ли приблизит нас к международным стандартам.

 ИИ «ПРОВЭД»

 

 


Вернуться к списку новостей