Что думают японские предприниматели о возможностях ведения бизнеса в нашей стране

17.07.2017

Обмен правительственными и коммерческими делегациями Японии и России достиг в последние годы беспрецедентной интенсивности. Благодаря усилиям лидеров стран, кардинально изменилась риторика диалога. Появилась возможность обсуждать и заключать экономические, инвестиционные соглашения, минуя камень преткновения — спорные острова. Однако цифры статистики по динамике товарооборота и инвестиций показывают сохранение крайне низкого уровня деловых связей. Несмотря на усилия правительственных чиновников, их желание наполнить визиты лидеров стран экономической составляющей в виде бизнес-контрактов, практически все достигнутые компаниями договоренности пока представляют собой лишь протоколы о намерениях.

Попробуем проанализировать причины столь неспешного развития экономических отношений между Россией и Японией, взглянув на перспективность российского рынка глазами японских предпринимателей. Ряд институтов, таких как Японская организация по развитию внешней торговли (JETRO) и Федерация экономических организаций Японии (KEIDANREN), ежегодно проводят анкетные опросы бизнесменов, работающих или планирующих работать на российском рынке. Рассмотрим итоги последних опросов: «Деятельность японских компаний на российском рынке в 2016 году» отдела исследований стран Европы, России и стран СНГ организации JETRO и «Результаты анкетного опроса относительно условий ведения бизнеса с Россией (2016 финансовый год)» японо-российского комитета по экономическому сотрудничеству KEIDANREN. По словам организаторов, цель исследований — получение информации о текущем состоянии и понимание проблем деятельности японских компаний в России. В целом в анкетировании участвовало около 260 японских предприятий, как работающих в России (практически во всех производственных и непроизводственных сферах), так и не имеющих ни опыта, ни планов выходить на российский рынок.

Я слышу и забываю

Говоря о сложностях ведения бизнеса в России, японские предприниматели различают несколько составляющих. Согласно опросам KEIDANREN, наиболее проблемной названа правовая система: частые пересмотры, нечеткие определения, неоднозначность в толковании законов; их несоблюдение; малые сроки для ознакомления с текстами нормативно-правовых актов перед их введением в действие.

На втором месте по числу упоминаний — отношения с исполнительной властью: запутанные и длительные процедуры получения различного рода разрешений; отсутствие единых принципов делопроизводства; требование нотариального заверения большого количества малозначимых документов; коррупция.

Далее идут претензии к экспортно-импортным процедурам: отсутствие прозрачности; внезапные изменения классификаций и ставок таможенных пошлин; большой объем требуемых документов и времени рассмотрения; произвольное принятие решений; игнорирование заявленной стоимости при начислении пошлины.

В разделе о налоговой системе и бухучете отмечались несоответствие российской бухгалтерской отчетности действующим международным стандартам и частые изменения нормативов.

Основной проблемой финансовой политики и финансовой системы обе группы опрошенных считают неустойчивость курса рубля по отношению к основным мировым валютам, включая иену. Дополнительные трудности вызывают ограничения на денежные переводы за пределы России. В деле финансирования российских предприятий японские предприниматели выделяют постоянные задержки с проведением оплаты, длительные сроки погашения задолженности, сложности с получением кредитов от финансовых организаций.

В сфере инфраструктуры не устраивает недостаточная развитость транспортных и логистических сетей, городские пробки, нехватка офисных и жилых помещений.

Несмотря на вступление в силу в 2013 году японо-российского соглашения об упрощении визового режима, респонденты продолжают упоминать трудности с получением разрешений на работу и виз.

Отмечено появление нового проблемного фактора — реализации программы импортозамещения в ответ на экономические санкции против России: японские экспортеры столкнулись с сокращением товарооборота, промышленники, работающие в России, вынуждены переходить на комплектующие изделия местного производства. Хотя, согласно опросу, многие японские компании ощущают лишь косвенное негативное влияние политики импортозамещения.

Я вижу и запоминаю

Респонденты не только высказали критические замечания по проблемам ведения дел в России, но и предложили свои подходы к улучшению делового климата. Одно из пожеланий — четко и детально сформулировать, как будут применяться поправки в законы, связанные с обработкой и хранением персональных данных, а также положения нового законодательства относительно регистрации лекарственных средств. Просят  также проработать практические процедуры.

Другие предложения: готовить и распространять англоязычные тексты российских законов, наложить запрет на необоснованное изъятие оборудования, создать правовые условия для использования института международного арбитража. Кроме того, наладить принудительное исполнение законодательства, связанное с взысканием задолженности; усовершенствовать и смягчить систему договорного права, которую российское законодательство устанавливает в качестве регулирующего; упростить разрешительные процедуры, повысить их прозрачность, внедрить принцип комплексного оформления в «одном окне»; унифицировать делопроизводство и толковать связанные положения закона в приемных окнах.

Японские предприниматели просят сократить сроки согласования документов, необходимых для экспорта алкогольной продукции в Россию; исключить лакокрасочные изделия из списка спиртосодержащей продукции, являющейся объектом согласований и разрешений, разработать систему толкования стандартов ГОСТ-Р (дать ясное определение отличий от европейских и международных стандартов). Учредить консультационные приемные для защиты иностранного капитала от нарушений контрактных обязательств, запугивания и других несправедливых действий.

Отдельные предложения касаются упрощения, ускорения и повышения прозрачности ввозной таможенной пошлины (начислять ее на основе не средних цен по каждому коду HS, а заявленной стоимости товара). Нужно унифицировать таможенные процедуры и толкования, отличающиеся в разных портах разгрузки; упростить процедуры некоммерческого импорта образцов товаров, мебели и других принадлежностей торговых точек, а также других предметов, не предназначенных для продажи; сертификации импортируемых товаров в системе ГОСТ-Р (требуются специальные знания и значительные операционные расходы); возврата налога на добавленную стоимость и импортной пошлины.

Японцы выступают за гармонизацию российской бухгалтерской отчетности с международными стандартами финансовой отчетности (например, по вопросам формирования резерва на покрытие безнадежных долгов); за долгосрочное и стабильное функционирование налоговой системы. Предлагают смягчить регулирование касательно чистых активов и уставного капитала в законе об обществах с ограниченной ответственностью и регулирование в процедурах расчетов с зарубежными финансовыми институтами, значительно осложнившихся из-за финансовых санкций (хотя выполнение этого пункта в меньшей степени зависит от России).

Предприниматели желают стабилизации рубля и обменных курсов; решения проблемы высоких кредитных ставок; смягчения ограничений на расчеты в рублях по сделкам между местными юридическими лицами японских компаний и российскими предприятиями (признание сделок, номинированных в иностранной валюте); упрощения связанного законодательства; унификации толкования правил между всеми связанными органами и служащими; смягчения регулирования при прохождении таможенных операций без документированной тратты в экстренных случаях (это означает уменьшение бремени, связанного с представляемыми документами).

Также предложения касаются использования заявленной экспортером стоимости в качестве налоговой базы для исчисления таможенной пошлины; снижения таможенных пошлин для оборудования космического назначения; подвижки в раскрытии информации о российских предприятиях в целях осуществления кредитного контроля; создания условий для заключения лизинговых сделок; совершенствования законодательства, связанного с безнадежными долгами.

В вопросах развития инфраструктуры японцы выступают за модернизацию железных дорог от угольных шахт до экспортных портов (особенно на Дальнем Востоке); расширение портов и строительство новых, способных принимать крупнотоннажные суда; расширение парка грузовых вагонов и наращивание мощностей погрузочно-разгрузочного оборудования; принятие мер по предотвращению попадания в грузы посторонних предметов во время перевозки железнодорожным транспортом и хранения в портах. Кроме того, они ждут расширение строительства качественных и доступных по приемлемым ценам жилья, гостиниц и офисов.

Предприниматели также просят разрешить выплачивать зарплату в иностранной валюте и переводить ее на зарубежные счета; смягчить правила обязательного найма местным предприятием в качестве необходимого условия для получения разрешения на работу (признание допустимой формой направление в качестве прикомандированного персонала от головной компании); внедрить как можно скорее упрощенный визовый режим в свободном порту Владивосток; смягчить ограничения на участие иностранных компаний в закупках для правительственных организаций; отменить утилизационный сбор (возникают проблемы при прохождении таможенных процедур импорта или при экспорте с российских заводов).

Подобный мне

77,2% представителей компаний, которые уже ведут или планируют вести бизнес с Россией, оценили его перспективы как «очень оптимистичные» или «оптимистичные». В прошлом финансовом году было 77,4%, но показатель по-прежнему остается на высоком уровне.

Из числа предприятий, у которых «на текущий момент нет планов» вести бизнес с Россией, доля респондентов, не усматривающих в перспективах «особых изменений», составила 50,8%, практически не изменившись по сравнению с прошлым годом 50%. В то же время доля предприятий, давших оценку «пессимистично», составила 9,8% ответов по сравнению с 14,1% в прошлом финансовом году.

Респонденты, оценившие перспективы бизнеса с Россией как перспективные и очень перспективные, обосновывая свой ответ, приводили следующие причины: «обширная территория страны и богатые запасы природных ресурсов», «крупный масштаб и значительный потенциал рынка с населением в 140 млн человек», «высокий средний образовательный уровень», «географическая и культурно-поведенческая близость к Европе, являющейся огромным рынком», «высокое доверие и симпатии по отношению к японским компаниям и японской продукции», «потребности в сфере обновления устаревшей и износившейся инфраструктуры», «хорошие личные отношения руководителей обеих стран» и т.п.

Респонденты, оценившие перспективы «пессимистично», приводят следующие причины: «ухудшение деловой обстановки из-за снижения цен на нефть и удешевления рубля», «ресурсозависимая структура экономики», «неопределенность перспектив улучшения дипломатических отношений с Западом», «опасения относительно резкого изменения бизнес-климата под влиянием политики», «ухудшение экономической ситуации из-за санкций и спад в потреблении», «невозможность предугадать сроки снятия санкций и наличие опасений относительно того, что долю на рынке займут конкуренты».

В ответах респондентов относительно их дальнейших планов ведения бизнеса с Россией также не наблюдалось значительных изменений по сравнению с результатами прошлогоднего опроса. Разбивка ответов показывает, что хотя наиболее многочисленную группу составляют респонденты, планирующие «расширение и укрепление», их пропорция в общем количестве ответов немного сократилась — с 35,4% в прошлом финансовом году до 33,7% в нынешнем. Доля компаний, выбравших ответ «сохранение текущего состояния», немного увеличилась — с 28,1% в прошлом финансовом году до 30,9% в нынешнем. Доля компаний, ответивших «планов начинать бизнес нет», несколько выросла (с 25,8% до 29,1% соответственно).

В качестве конкретных действий по «расширению и укреплению» бизнеса приводились следующие: расширение местного производства, номенклатуры и категорий товаров, путей сбыта на местах, мероприятия по увеличению продаж российским компаниям, входящим в список 500 крупнейших в России, развитие и совершенствование послепродажного обслуживания, запуск новых брендов, учреждение местного юридического лица, совершенствование и расширение персонала и услуг, содействие выходу японских компаний на зарубежные рынки, привлечение новых клиентов в региональных городах», «выход на рынки стран СНГ», «выявление приоритетов в потребностях российской стороны», «участие в сферах бизнеса, связанных с “программой экономического сотрудничества из 8 пунктов” (передовая медицина и т.п.)».

В заключение подчеркнем: несмотря на обилие критики в адрес российского делового климата, подавляющая часть японских предпринимателей не только не собирается паковать чемоданы, но и думает о расширении бизнеса в России.     

Олег Рябов, ведущий научный сотрудник Национального института передовых промышленных наук и технологий при министерстве экономики, торговли и промышленности Японии

 

 Журнал «Эксперт-Урал»