Анализ судебных споров о корректировке таможенной стоимости товаров

18.07.2017

Задачей настоящей статьи является анализ арбитражной практики по делам, связанным с корректировкой таможенной стоимости товаров, в Северо-Западном округе, сравнение практики рассмотрения подобных дел с практикой других округов и выявление различных подходов правоприменения.

В работе проанализированы дела, рассмотренные Арбитражным судом Северо-Западного округа (далее - АС СЗО, до 06.08.14 - ФАС СЗО), а также судебные акты арбитражных судов других округов за период с июля 2012 года по август 2015 года.

Судебная практика по этой категории споров является устоявшейся, и, как правило, у судов не возникает сложностей в применении норм материального и процессуального права.

За весь исследуемый период сложившаяся тенденция обжалования решений таможенных органов о таможенной стоимости сохранилась: 80 процентов судебных актов по спорам с таможенными органами, касающихся корректировки таможенной стоимости товаров, в Северо-Западном округе принимается не в их пользу.

Среди основных причин возникновения споров об обжаловании решений (действий) таможенных органов о корректировке таможенной стоимости товаров, вызывающих вопросы в судебной практике, можно выделить корректировку таможенной стоимости товаров, осуществленную в связи:

  • с существенным отклонением заявленной декларантом таможенной стоимости товаров от уровня, имеющегося у таможенного органа;
  • невключением декларантом в ее структуру лицензионных платежей;
  • невключением декларантом в ее структуру лизинговых платежей.

Проведенный анализ судебной практики показал, что в подавляющем большинстве случаев предметом рассмотрения в суде стал вопрос доказанности таможенным органом недостоверности и недостаточности сведений, содержащихся в представленных декларантом документах, для применения метода определения таможенной стоимости товаров по цене сделки, а также правильности применения таможенным органом шестого (резервного) метода определения таможенной стоимости товаров.

При этом суды руководствуются следующим.

Согласно статье 64 Таможенного кодекса Таможенного союза (далее - ТК ТС) таможенная стоимость товаров, ввозимых на таможенную территорию Таможенного союза, определяется в соответствии с международным договором государств - членов Таможенного союза, регулирующим вопросы определения таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу.

В соответствии с пунктом 2 статьи 65 ТК ТС декларирование таможенной стоимости ввозимых товаров осуществляется путем заявления сведений о методе определения таможенной стоимости товаров, величине таможенной стоимости товаров, об обстоятельствах и условиях внешнеэкономической сделки, имеющих отношение к определению таможенной стоимости товаров, а также представления подтверждающих их документов.

Перечень документов, подтверждающих заявленную таможенную стоимость товара, приведен в статье 183 ТК ТС, а также утвержден решением Комиссии Таможенного союза от 20.09.10 N 376 "О порядках декларирования, контроля и корректировки таможенной стоимости товаров" (далее - решение Комиссии Таможенного союза N 376).

Порядок определения таможенной стоимости товара, ввезенного на территорию Российской Федерации после вступления в силу Договора о ТК ТС от 27.11.09, регламентирован Соглашением между Правительством Российской Федерации, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 25.01.08 "Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза" (далее - Соглашение).

Основой определения таможенной стоимости ввозимых товаров должна быть в максимально возможной степени стоимость сделки с этими товарами в значении, установленном в статье 4 Соглашения (пункт 1 статьи 2 Соглашения).

В соответствии с пунктом 1 статьи 4 Соглашения таможенной стоимостью товаров, ввозимых на таможенную территорию Таможенного союза, является стоимость сделки с ними, то есть цена, фактически уплаченная или подлежащая уплате за эти товары при их продаже для вывоза на таможенную территорию Таможенного союза и дополненная в соответствии с положениями статьи 5 Соглашения, при выполнении условий, названных в пункте 1 статьи 4 Соглашения. Ценой, фактически уплаченной или подлежащей уплате за ввозимые товары, является общая сумма всех платежей за эти товары, осуществленных или подлежащих осуществлению покупателем непосредственно продавцу или иному лицу в пользу продавца. При этом платежи могут быть осуществлены прямо или косвенно в любой форме, не запрещенной законодательством государства - члена Таможенного союза (пункт 2 статьи 4 Соглашения). Согласно пункту 1 статьи 10 Соглашения, в случае если таможенная стоимость товаров не может быть определена в соответствии со статьями 4, 6 - 9 Соглашения, таможенная стоимость оцениваемых (ввозимых) товаров определяется на основе данных, имеющихся на таможенной территории Таможенного союза, путем использования методов, совместимых с принципами и положениями Соглашения.

Пунктом 4 статьи 65 ТК ТС установлено, что заявляемая таможенная стоимость товаров и представляемые сведения, относящиеся к ее определению, должны основываться на достоверной, количественно определяемой и документально подтвержденной информации.

Статьей 66 ТК ТС таможенному органу в рамках проведения таможенного контроля предоставлено право осуществления контроля таможенной стоимости товаров, по результатам которого, согласно статье 67 ТК ТС, таможенный орган принимает решение о принятии заявленной таможенной стоимости товаров либо решение о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров.

При этом пунктом 1 статьи 68 ТК ТС предусмотрено, что решение о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров принимается таможенным органом при осуществлении контроля таможенной стоимости как до, так и после выпуска товаров, если таможенным органом или декларантом обнаружено, что заявлены недостоверные сведения о таможенной стоимости товаров, в том числе неправильно выбран метод определения таможенной стоимости товаров и (или) определена таможенная стоимость товаров. Принятое таможенным органом решение должно содержать обоснование и срок его исполнения.

В силу статьи 69 ТК ТС в случае обнаружения таможенным органом при проведении контроля таможенной стоимости товаров до их выпуска признаков, указывающих на то, что сведения о таможенной стоимости товаров могут являться недостоверными либо заявленные сведения должным образом не подтверждены, таможенный орган проводит дополнительную проверку в соответствии с названным Кодексом. Для этого таможенный орган вправе запросить у декларанта дополнительные документы и сведения и установить срок для их представления, который должен быть достаточен для этого, но не превышать срока, установленного статьей 170 ТК ТС.

Согласно пункту 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.12.13 N 96 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с определением таможенной стоимости товаров, ввозимых на таможенную территорию Таможенного союза" <*> (далее - Постановление Пленума ВАС РФ N 96) при оценке обоснованности применения первого метода определения таможенной стоимости ввозимых товаров судам необходимо руководствоваться положениями пункта 1 статьи 4 и пунктов 1 и 3 статьи 5 Соглашения, имея в виду, что стоимость сделки с ввозимыми товарами не может считаться документально подтвержденной, количественно определенной и достоверной, если декларант не представил доказательства заключения сделки, на основании которой приобретен товар, в любой не противоречащей закону форме, или содержащаяся в такой сделке информация о цене не соотносится с количественными характеристиками товара, или отсутствует информация об условиях поставки и оплаты товара либо имеются доказательства ее недостоверности, а также если отсутствуют иные сведения, имеющие отношение к определению стоимости сделки в смысле приведенных норм Соглашения.

 

<*> Документ утратил силу в связи с изданием Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.05.16 N 18.

 

Признаки недостоверности сведений о цене сделки, на основании которой приобретен товар, могут проявляться, в частности, в значительном отличии цены сделки от ценовой информации, содержащейся в базах данных таможенных органов, по сделкам с идентичными или однородными товарами, ввезенными на таможенную территорию Таможенного союза при сопоставимых условиях, а в случае отсутствия таких сделок - данных иных официальных или общепризнанных источников информации, включая сведения изготовителей и официальных распространителей товаров, а также товарно-ценовых каталогов. В пункте 7 Постановления Пленума ВАС РФ N 96 было разъяснено, что при рассмотрении в суде споров, связанных с определением таможенной стоимости товаров, суды, руководствуясь частью 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), должны исходить из того, что обязанность доказать наличие оснований, исключающих применение первого метода определения таможенной стоимости товара, а также невозможность применения иных методов в соответствии с установленной законом последовательностью лежит на таможенном органе.

В частности, такими основаниями могут являться доказанный таможенным органом факт недостоверности представленных декларантом документов и содержащейся в них информации либо противоречивость сведений, касающихся условий определения таможенной стоимости (ранее, до опубликования 23.01.14 Постановления Пленума ВАС РФ N 96, вопросы определения таможенной стоимости товаров разъяснялись положениями Постановления Пленума ВАС РФ от 26.07.05 N 29 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с определением таможенной стоимости товаров").

При этом суды исходят из отсутствия в материалах дела доказательств того, что использованная при корректировке таможенной стоимости ценовая информация была сопоставлена с конкретными условиями осуществляемых декларантами сделок. Таможенный орган по таким делам чаще всего не доказывает, что используемая им информация подтверждает ценовую информацию, сложившуюся на рынке согласно коммерческим условиям, сопоставимым с условиями контракта, заключенного декларантом, а также обоснованность использования указанной ценовой информации при корректировке таможенной стоимости по спорной декларации на товары.

Вместе с тем, как указывают суды, непредставление либо неполное представление в таможенный орган дополнительных документов не может служить единственным основанием для корректировки таможенной стоимости ввозимых товаров, а отсутствие у декларанта каких-либо документов, запрошенных таможенным органом, не может однозначно свидетельствовать о неопределенности и недостоверности заявленных в таможенных целях сведений, если они подтверждаются иными документами.

Так, общество на основании внешнеторгового контракта ввезло на таможенную территорию Таможенного союза товар, представив его к таможенному декларированию по декларации на товары и приложив документы, подтверждающие заявленную таможенную стоимость, предусмотренные статьей 183 ТК ТС и решением Комиссии таможенного союза N 376.

Таможенная стоимость указанного товара определена обществом (декларантом) с использованием основного метода ее определения - "по стоимости сделки с ввозимыми товарами".

Таможня, полагая, что сведения о таможенной стоимости товара могут являться недостоверными либо заявленные в декларации сведения должным образом не подтверждены, на основании статьи 69 ТК ТС приняла решение о проведении дополнительной проверки и запросила у общества дополнительные документы и сведения.

Общество по запросу таможни представило информацию о стоимости идентичных товаров, реализуемых на внутреннем рынке, экспертное заключение, определяющее стоимость ввозимого товара, выписки по счетам, заявления на перевод, заверенную торгово-промышленной палатой Китайской Народной Республики копию декларации страны отправления, перевод декларации страны отправления, спецификацию. По результатам проверки таможня, посчитав, что представленными обществом при декларировании товара и по запросу таможенного органа документами заявленная таможенная стоимость товара не подтверждена, приняла решение о корректировке таможенной стоимости названного товара, таможенная стоимость определена таможенным органом применительно к статьям 7 и 10 Соглашения.

Суды первой и апелляционной инстанций, оценив в соответствии с требованиями главы 7 АПК РФ представленные сторонами доказательства, исходя из фактических обстоятельств дела, проанализировав представленные сторонами документы, руководствуясь положениями ТК ТС и Соглашением, пришли к выводу о том, что общество в целях подтверждения заявленной таможенной стоимости товара представило все необходимые документы, а таможня не доказала невозможность применения метода определения таможенной стоимости по стоимости сделки с ввозимыми товарами, в связи с чем удовлетворили заявление общества и признали недействительными решения таможни о корректировке таможенной стоимости товара и о корректировке таможенных платежей, а также обязали таможенный орган устранить допущенные нарушения путем возврата на расчетный счет общества таможенных платежей, излишне взысканных с декларанта.

Суд кассационной инстанции согласился с данными выводами (Постановление АС СЗО от 24.09.14 по делу N А56-71516/2013). Определением Верховного Суда Российской Федерации (далее - ВС РФ) от 19.01.15 N 307-КГ14-6862 в передаче данного дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ отказано.

Определением Верховного Суда Российской Федерации (далее - ВС РФ) от 19.01.15 N 307-КГ14-6862 в передаче данного дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ отказано.

Рассмотренные АС СЗО с июля 2012 года дела со сходными обстоятельствами подтверждают единообразие сложившейся в округе судебной практики (например, Постановления АС СЗО от 21.07.15 по делу N А66-6667/2014, от 02.07.15 по делу N А52-1434/2014, от 08.06.15 по делу N А66-8294/2014, от 04.12.14 по делу N А66-15545/2013, от 20.11.14 по делу N А56-67240/2013, от 15.10.14 по делу N А52-240/2014, от 02.10.13 по делу N А56-76506/2012 (Определением ВАС РФ от 06.02.14 N ВАС-2/14 в передаче дела в Президиум ВАС РФ отказано), от 02.08.12 по делу N А56-58687/2011).

Аналогичной позиции в подобных делах придерживаются и суды других округов (например, Постановления Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 02.12.13 по делу N А31-11194/2012, Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 21.07.15 по делу N А78-11074/2014, Арбитражного суда Дальневосточного округа от 30.07.15 по делу N А73-17038/2014 и от 01.07.13 по делу N А73-12796/2012, Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 26.02.15 по делу N А45-1648/2014, Арбитражного суда Московского округа от 29.07.15 по делу N А41-49109/14 и от 27.09.13 по делу N А40-147215/12-130-1426, Арбитражного суда Поволжского округа от 10.06.15 по делу N А06-5609/2014 и от 15.08.13 по делу N А06-4085/2012, Арбитражного суда Уральского округа от 21.04.15 по делу N А60-31602/2014).

В этой связи обращает на себя внимание принятое за пределами рассматриваемого периода Определение ВС РФ от 10.11.15 N 303-КГ15-10416 по делу N А51-32919/2014 Арбитражного суда Дальневосточного округа, которым данное дело передано в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ. Фабула дела такова. Общество на основании внешнеторгового контракта, заключенного с иностранной компанией, ввезло на таможенную территорию Таможенного союза товар и задекларировало его по декларации на товары.

Таможенная стоимость товара определена декларантом по стоимости сделки с ввозимыми товарами - первому методу ее определения. В ходе таможенного контроля таможенный орган установил, что представленные к таможенному оформлению документы и сведения не основаны на количественно определяемой и документально подтвержденной информации, а также недостаточны для подтверждения заявленной таможенной стоимости товара по первому методу, в связи с чем было принято решение о проведении дополнительной проверки, направлен запрос о представлении дополнительных документов для подтверждения заявленной таможенной стоимости товаров.

Общество представило письмо декларанта с приложением дополнительных документов и письменные пояснения о невозможности представления иных документов.

Посчитав, что представленные обществом документы и использованные им при заявлении таможенной стоимости товара сведения не позволяют определить таможенную стоимость ввозимого товара по первому методу, таможенный орган принял решение о корректировке таможенной стоимости товаров, определив ее по шестому методу, предусмотренному Соглашением.

Удовлетворяя заявленные обществом требования о признании незаконным решения таможенного органа, суды трех инстанций, в том числе исходя из разъяснений, содержащихся в пункте 7 Постановления Пленума ВАС РФ N 96, пришли к выводу о том, что общество надлежаще оформленными документами подтвердило правомерность определения им таможенной стоимости товара по спорной декларации на товары по первоначально заявленному методу, а таможенный орган не доказал те факты, обязанность доказывания которых в силу вышеуказанных правил распределения бремени доказывания по спорам о корректировке таможенной стоимости лежит на таком органе.

При этом суды посчитали, что общество в подтверждение правомерности определения таможенной стоимости товара по цене сделки представило в таможенный орган все имеющиеся у него в силу делового оборота документы, содержащие сведения о наименовании, количестве и стоимости ввезенного товара и указанные в Перечне документов, подтверждающих заявленную таможенную стоимость товаров, утвержденном решением Комиссии Таможенного союза N 376.

Таможенный орган в жалобе, поданной в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ, обратил внимание на то, что по результатам контроля заявленной таможенной стоимости в соответствии с пунктом 14 Порядка декларирования таможенной стоимости товаров, утвержденного решением Комиссии таможенного союза N 376 (далее - Порядок), таможенным органом в рассматриваемом случае выявлены признаки, указывающие на то, что заявленные при декларировании товаров сведения могут являться недостоверными либо должным образом не подтверждены, и выразившиеся в значительном расхождении между заявленными сведениями о величине таможенной стоимости и сведениями, имеющимися в распоряжении таможенного органа. Заявленный уровень таможенной стоимости составил 0,99 доллара США, в то время как, исходя из сведений, имеющихся в распоряжении таможенного органа, стоимость однородных товаров составила соответственно 3,49 доллара США и 5 долларов США.

Как отметил судья ВС РФ при принятии определения о передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ, заслуживает внимания довод таможенного органа о том, что представленные в ходе дополнительной проверки документы не устранили причин, послуживших основанием для ее проведения: отсутствие достоверных сведений о заявленной в декларации на товары таможенной стоимости товаров и правомерности ее определения по цене сделки, однако арбитражные суды не оценили данный факт, равно как не дали надлежащей оценки информации, представленной таможенным органом о стоимости однородных товаров, ввозимых на таможенную территорию Таможенного союза, что привело к вынесению незаконных, необоснованных, немотивированных судебных актов.

ВС РФ Определением от 23.12.15 N 303-КГ15-10416 судебные акты трех инстанций отменил, а дело направил на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав следующее: поскольку основания для проведения дополнительной проверки таможенной стоимости устранены не были, что в соответствии с пунктом 21 Порядка является основанием для принятия должностным лицом таможенного органа решения о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров исходя из имеющихся документов и сведений с учетом информации, полученной самостоятельно при проведении дополнительной проверки, а стоимость сделки, являющаяся основной для определения таможенной стоимости по первому методу, в рассматриваемом случае обществом не подтверждена и не соблюдены требования, установленные пунктом 3 статьи 2 Соглашения, следовательно, выводы судов о том, что заявленная декларантом таможенная стоимость товара по спорной таможенной декларации основана на достоверной и документально подтвержденной информации, являются необоснованными и противоречащими пункту 4 статьи 65 и статье 68 ТК ТС.

С учетом изложенного, как нам представляется, в настоящее время наметилось существенное изменение ВС РФ подхода к оценке доказательств, подтверждающих ценовую информацию по однородным товарам, представляемую таможенным органом, применительно к выводу о доказанности таможенным органом правомерности принятого им решения о корректировке таможенной стоимости товара. В то же время в отдельных случаях, с учетом конкретных обстоятельств дел, суды Северо-Западного округа делают вывод о доказанности таможенным органом правомерности принятого им решения о корректировке таможенной стоимости товара. В основном по таким делам декларант не включает в таможенную стоимость какие-либо дополнительные расходы, которые в силу положений Соглашения должны быть в нее включены, либо на основании документов, полученных от производителя (поставщика) товаров, таможенный орган доказывает недостоверность стоимости сделки, заявленной декларантом.

При рассмотрении таких дел АС СЗО руководствуется названными выше положениями ТК ТС, Соглашения и пунктом 4 Постановления Пленума ВАС РФ N 96, которым было разъяснено, что в случае обнаружения таможенным органом при проведении контроля таможенной стоимости товаров до их выпуска признаков, указывающих на то, что сведения о таможенной стоимости товаров могут являться недостоверными либо заявленные сведения должным образом не подтверждены, таможенный орган проводит дополнительную проверку в соответствии с ТК ТС, срок и порядок проведения которой устанавливаются решением Комиссии Таможенного союза.

По указанным делам судами, как правило, устанавливается, что таможенный орган в ходе проведения дополнительной проверки предлагает декларанту представить документы и пояснения в подтверждение правильности определения таможенной стоимости товара, заявленной в декларации (в связи с тем, что декларантом документально не подтверждены заявленные сведения о таможенной стоимости), декларанты представляют пояснения таможенному органу, однако представленные сведения противоречат документам и фактическим обстоятельствам ввоза (вывоза) спорных товаров.

Вместе с тем пунктом 5 Постановления Пленума ВАС РФ N 96 разъяснялось, что в случае непредставления декларантом дополнительных документов (сведений), обосновывающих заявленную им таможенную стоимость товара, либо объяснения причин, по которым они не могут быть представлены, решение о корректировке таможенной стоимости товаров может быть принято таможенным органом с учетом информации, имеющейся в распоряжении таможенного органа. При этом может быть использована необходимая информация, полученная также у лиц, имеющих отношение к производству, перемещению и реализации товара, контрагентов декларанта и таможенных органов иностранных государств.

Так, общество на основании контракта, заключенного с иностранной фирмой, в целях помещения под таможенную процедуру экспорта и вывоза товара с территории Российской Федерации подало в таможню декларацию на товары. При этом контрактом определено, что "общая сумма контракта включает стоимость товара, сумму экспортных пошлин, таможенных сборов и расходы по перевозке (транспортировке) товара, осуществляемой для их вывоза с таможенной территории Российской Федерации".

Согласно дополнению к указанному контракту условия поставки определены FOB - место доставки.

В соответствии с условиями FOB (Инкотермс 2000) стоимость сделки по контракту должна быть уплачена иностранным контрагентом и включать в себя как стоимость самого товара, так и сумму таможенных пошлин, подлежащую уплате покупателем при оформлении его вывоза с таможенной территории. Декларант определил таможенную стоимость товара по первому методу ее определения (по стоимости сделки с вывозимыми товарами).

В то же время в соответствии с пунктом 7 Правил определения таможенной стоимости товаров, вывозимых с таможенной территории Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 13.08.06 N 500 (далее - Правила N 500), основными принципами определения таможенной стоимости вывозимых товаров являются те же принципы, которые установлены законом для определения таможенной стоимости товаров, ввозимых на таможенную территорию Российской Федерации, с учетом особенностей, установленных разделом II Правил N 500.

Согласно пункту 10 Правил N 500 таможенной стоимостью вывозимых товаров является стоимость сделки с ними, то есть цена, фактически уплаченная или подлежащая уплате за товары при их продаже на вывоз из Российской Федерации в страну назначения и дополненная в соответствии с пунктом 17 названных Правил.

Поэтому расходами, которые произведены покупателем и по смыслу пункта 17 Правил N 500 должны быть в данном случае добавлены (при определении таможенной стоимости этих товаров по стоимости сделки с ними) к цене, фактически уплаченной или подлежащей уплате за оцениваемые (вывозимые) товары, являются расходы покупателя по оплате таможенной пошлины и таможенных сборов.

С учетом изложенного таможня приняла решение о корректировке таможенной стоимости названного товара, выставив на основании этого решения обществу требование об уплате таможенных платежей и пеней.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными указанного решения и требования. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения Постановлением апелляционного суда, в удовлетворении заявления отказано. В данном случае судами на основании нормативных положений, установленных в Законе Российской Федерации от 21.05.93 N 5003-1 "О таможенном тарифе", действовавшем в исследуемом периоде, и Правилах N 500, сделан вывод о том, что материалами дела подтверждена недостоверность сведений, заявленных обществом, о цене вывозимого товара: покупателем товара в пользу продавца произведены платежи, которые не добавлены к цене товара и не включены в его таможенную стоимость (экспортная пошлина). АС СЗО, посчитав, что дело рассмотрено судами первой и апелляционной инстанций полно и всесторонне, нормы материального и процессуального права применены правильно, сделал вывод об отсутствии оснований для отмены обжалуемых судебных актов (Постановление АС СЗО от 18.05.15 по делу N А42-6544/2014).

АС СЗО, посчитав, что дело рассмотрено судами первой и апелляционной инстанций полно и всесторонне, нормы материального и процессуального права применены правильно, сделал вывод об отсутствии оснований для отмены обжалуемых судебных актов (Постановление АС СЗО от 18.05.15 по делу N А42-6544/2014).

Общество на основании контракта, заключенного с иностранной компанией, ввезло на территорию Таможенного союза товары двадцати девяти различных наименований и предъявило их к таможенному декларированию.

Таможенная стоимость товаров определена обществом по стоимости сделки с ввозимыми товарами. В подтверждение таможенной стоимости общество представило контракт, спецификации к контракту, инвойсы, упаковочные листы к инвойсам и другие документы. В соответствии с утвержденным региональным срочным профилем риска, предусматривающим проведение таможенного досмотра в отношении товаров, предъявленных обществом к декларированию по декларации на товары, таможенным органом проведен таможенный досмотр, в ходе которого выявлено несоответствие заявленных в декларации на товары сведений (качественные и коммерческие характеристики, количество, свойства, происхождение и другие) в отношении товаров N 8, 21 и 29 (товар N 29 разделен на товарные партии - товар N 29 и 30) фактическим сведениям, установленным таможенным органом в ходе досмотра.

Кроме того, при проведении таможенного контроля таможенным органом получен инвойс производителя товара на партию товаров, поставляемых в том же количестве, что и декларируемые товары, и маркируемых теми же артикулами. При этом декларируемая обществом стоимость товара этих артикулов составила 17 руб./шт., а согласно информации, содержащейся в инвойсе производителя товара, - 105,13 руб./шт.

Таким образом, в результате таможенного контроля таможенным органом выявлены фактические сведения о товарах, не соответствующие заявленным, повлиявшие на величину таможенной стоимости товаров.

Таможня на основании статьи 68 ТК ТС приняла решение о корректировке таможенной стоимости названных товаров. В связи с корректировкой таможенной стоимости товаров N 8, 21, 29 и 30, оформленных по декларации на товары, обществу выставлено требование об уплате таможенных платежей.

Таможня в связи с неисполнением обществом названного требования об уплате таможенных платежей произвела зачет излишне уплаченных таможенных платежей - по декларации таможенной стоимости (ДТС-2) и форме корректировки таможенной стоимости (КТС), оформленных обществом до выпуска товаров, в счет погашения задолженности по указанному требованию.

Также таможня в связи с неисполнением обществом названного требования об уплате таможенных платежей произвела в бесспорном порядке взыскание остатка денежных средств по требованию, в том числе пеней.

Суд первой инстанции, посчитав, что таможня доказала законность решения о корректировке таможенной стоимости товаров, отказал в удовлетворении заявления общества о признании недействительными решения и требования таможенного органа.

Вместе с тем, поскольку суд первой инстанции не рассмотрел уточненные требования общества, апелляционный суд перешел к рассмотрению дела по правилам, установленным АПК РФ для рассмотрения дел в суде первой инстанции, и отменил решение суда первой инстанции, однако также отказал обществу в удовлетворении заявления.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что в данном случае в декларации на товары и представленных декларантом одновременно с ней документах содержались недостоверные сведения, повлиявшие на величину таможенной стоимости товаров: по товару N 21 - сведения о стране происхождения товара; по товару N 29 - сведения о качественных и коммерческих характеристиках, марке и артикуле товара; по товару N 8 - сведения о стоимости товара. Данный факт установлен в ходе проведения таможенным органом таможенного контроля до выпуска товаров по декларации на товары и оформлен актом таможенного досмотра.

Суд кассационной инстанции, оставляя в силе Постановление апелляционного суда и отказывая обществу в удовлетворении жалобы, с учетом разъяснений, данных в Постановлении Пленума ВАС РФ N 96, согласился с выводом апелляционного суда о том, что таможенный орган доказал обоснованность и правомерность произведенной корректировки таможенной стоимости и, как следствие, правомерность доначисления таможенных платежей (Постановление ФАС СЗО от 19.03.14 по делу N А56-13398/2013). Определением ВАС РФ от 17.07.14 N ВАС-9089/14 в передаче данного дела в Президиум ВАС РФ отказано.

Аналогичную позицию занял АС СЗО и при рассмотрении дел N А42-5993/2013 (Определением ВС РФ от 18.03.15 N 307-КГ14-7504 в передаче этого дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ отказано, так как суды сделали правильный вывод о том, что подтверждена недостоверность сведений заявителя о цене вывозимого товара - покупателем товара в пользу продавца произведены платежи, которые не добавлены к его цене), N А56-32815/2014 (Определением ВС РФ от 29.06.15 N 307-КГ15-6217 в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ отказано, поскольку корректировка таможенной стоимости признана правомерной), N А56-36563/2013 и А21-3549/2013.

В других округах в подобных случаях складывается аналогичная практика: Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 24.10.13 по делу N А43-25867/2012 - в удовлетворении требования отказано, поскольку установлено, что декларант неправильно определил цену ввезенного товара, исключив из стоимости оборудования стоимость пусконаладочных работ; Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 10.07.15 по делу N А51-31678/2014 - в удовлетворении требования отказано, поскольку таможенная стоимость не подтверждена, корректировка таможенной стоимости товара на сумму вознаграждения за экспедиторские услуги обоснована; Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 25.06.15 по делу N А73-12040/2014 - в удовлетворении требования отказано, так как фактически оплату транспортировки товара произвел заявитель, тогда как в декларации цена товара указана на условиях транспортировки до места назначения; Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 21.10.14 по делу N А45-694/2014 - в удовлетворении требования отказано, поскольку в ходе таможенной проверки были получены достоверные документы, подтверждающие факт занижения обществом таможенной стоимости; Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 10.04.15 по делу N А60-9583/2014 - в удовлетворении требования отказано, поскольку декларантом заявлены недостоверные сведения о стоимости ввезенных товаров, в таможенную стоимость не включены транспортные расходы.

Из проанализированных выше дел также заслуживают внимания те, по которым корректировка таможенной стоимости произведена в связи с невключением декларантом в ее структуру лицензионных платежей.

В соответствии с подпунктом 7 пункта 1 статьи 5 Соглашения при определении таможенной стоимости ввозимых товаров по стоимости сделки с ними к цене, фактически уплаченной или подлежащей уплате за эти товары, добавляются лицензионные и иные подобные платежи за использование объектов интеллектуальной собственности (включая платежи за патенты, товарные знаки, авторские права), которые относятся к оцениваемым (ввозимым) товарам и которые прямо или косвенно произвел или должен произвести покупатель в качестве условия продажи оцениваемых товаров, в размере, не включенном в цену, фактически уплаченную или подлежащую уплате за эти товары.

При определении таможенной стоимости ввозимых товаров не должны добавляться к цене, фактически уплаченной или подлежащей уплате: а) платежи за право воспроизводства (тиражирования) ввозимых товаров на единой таможенной территории Таможенного союза; б) платежи за право распределения или перепродажи ввозимых товаров, если такие платежи не являются условием продажи ввозимых товаров для вывоза на единую таможенную территорию Таможенного союза. По смыслу приведенной нормы права следует, что лицензионные платежи не должны автоматически включаться в таможенную стоимость. Для такого включения лицензионные платежи должны быть связаны с оцениваемыми (ввозимыми) товарами и оплачены покупателем именно в качестве условия продажи товаров.

Например, общество ввезло на территорию Российской Федерации товар - ярлыки прямоугольные бумажные самоклеящиеся с печатным текстом и цветным рисунком, на бумажной подложке, предназначенные для наклеивания на внешнюю поверхность компьютера, являющиеся сертификатом подлинности и означающие наличие лицензии на использование программных продуктов Microsoft, наклейка содержит собственный идентификационный номер по каталогу компании, определяющий вид конечного изделия, логотип компании, штрих-код и текст, подтверждающий, что продукт является подлинным программным обеспечением компании (далее - СП HP).

Таможней после выпуска товара проведена камеральная таможенная проверка по вопросу достоверности определения таможенной стоимости наклеек (сертификатов подлинности) и по итогам ее проведения приняты решения о корректировке таможенной стоимости товара, в которых таможенный орган пришел к выводу, что заявленная обществом при таможенном оформлении стоимость каждой наклейки должна быть увеличена на сумму лицензионного платежа, уплачиваемого обществом за однократную загрузку программного обеспечения (операционной системы Microsoft Windows 7) на произведенный обществом в Российской Федерации персональный компьютер Hewlett-Packard. По мнению таможенного органа, такой лицензионный платеж относится к наклейке и является условием продажи наклейки обществу.

Общество, не согласившись с действиями таможни по корректировке стоимости товара, обратилось в арбитражный суд. Суд первой инстанции, придя к выводу о том, что приобретение обществом спорного товара (сертификатов подлинности) неразрывно связано с приобретением обществом лицензионных прав, отказал в удовлетворении заявленных требований. Апелляционный суд, не согласившись с этим выводом суда первой инстанции, признал незаконными действия таможни по корректировке таможенной стоимости товара.

АС СЗО, проанализировав условия договора поставки, согласился с апелляционным судом и указал, что названный договор включает сублицензионный договор на предоставление обществу права ограниченного использования программ для ЭВМ путем их однократной загрузки на произведенные обществом в Российской Федерации компьютеры и договор на поставку бумажных наклеек (сертификатов подлинности), предназначенных для нанесения на корпус компьютера в информационных целях. Названные наклейки сами по себе не являются объектом интеллектуальной собственности и не содержат информации, которая могла бы рассматриваться как объект интеллектуальной собственности. В данном случае объект интеллектуальной собственности (программное обеспечение), за использование которого обществом уплачивались спорные лицензионные платежи, был предоставлен обществу путем загрузки с интернет-сайта, а спорный ввозимый товар (сертификат соответствия) не содержит информации, которая могла бы рассматриваться как объект интеллектуальной собственности. Учитывая изложенное, суд кассационной инстанции признал, что у общества не возникло обязанности по включению в структуру таможенной стоимости товара лицензионных платежей (Постановление АС СЗО от 14.07.15 по делу N А56-53020/2014).

Однако ВС РФ Определением от 21.03.16 N 307-КГ15-14266 отменил судебные акты апелляционного и кассационного судов и оставил в силе решение суда первой инстанции, сделав следующие существенные выводы: "Названный сертификат содержит собственный идентификационный номер по каталогу компании, определяющий вид конечного изделия, логотип компании, штрих-код и текст, подтверждающий, что продукт является подлинным программным обеспечением компании Microsoft. Сертификаты содержат уникальный код, позволяющий потребителю услуг (покупателю компьютера, произведенного обществом, на который загружено программное обеспечение Windows) при необходимости (например, в случае повреждения этого программного обеспечения) повторно загрузить (перезагрузить) эту программу, являющуюся объектом интеллектуальной собственности, за который уплачиваются лицензионные платежи. Роялти за операционное программное обеспечение Microsoft, являющиеся платой за использование объекта интеллектуальной собственности корпорации Microsoft, соответствуют количеству и артикулам СП HP, поставленным в предшествующий месяц, и подлежат уплате за предоставленное право на программное обеспечение Microsoft как результат интеллектуальной деятельности компании или приравненное к нему средство индивидуализации компании Microsoft (СП HP, содержащие ключ продукта и индивидуальный номер).

Таким образом, спорные товары (наклейки) неразрывно связаны с программным обеспечением, по сути выполняют роль носителя объекта интеллектуальной собственности (программного обеспечения, товарного знака), за пользование которым общество уплачивает лицензионные платежи, и свидетельствуют об объеме использованных обществом объектов интеллектуальной собственности. В случае, когда конкретный объект интеллектуальной собственности, за использование которого уплачиваются лицензионные платежи, ввозится на таможенную территорию на ввозимом товаре и является составной частью ввозимого товара, стоимость указанного объекта как неотъемлемой составляющей товара формирует более высокую коммерческую ценность товара для покупателя и продавца, соответственно, включается в цену, уплаченную или подлежащую уплате за ввозимый товар (стоимость сделки). Следовательно, лицензионные платежи за использование объектов интеллектуальной собственности добавляются к цене, фактически уплаченной или подлежащей уплате за товары в размере, не включенном в цену, фактически уплаченную или подлежащую уплате за эти товары, и влияют на определение таможенной стоимости".

Стоит отметить, что ВАС РФ не нашел оснований для пересмотра в порядке надзора дела N А59-875/2012, рассмотренного Федеральным арбитражным судом Дальневосточного округа, отметив, что у декларанта не возникло обязанности по включению в структуру таможенной стоимости товаров лицензионных платежей как не относящихся к ввозимым товарам, потому что лицензионные договоры об использовании товарных знаков не содержат условий о платежах, которые относятся к оцениваемым товарам и которые покупатель должен уплатить в качестве условия продажи таких товаров. Предметом данных договоров была возможность обозначать товарными знаками самостоятельно производимую и сбываемую продукцию, а не ввоз на территорию Таможенного союза изделий производителя, уже обозначенных товарными знаками. При этом из спорной таможенной декларации не усматривалось, что ввезенные товары имели обозначения товарными знаками (Определение ВАС РФ от 12.04.13 N ВАС-3368/13).

Обоснованность указанного подхода при рассмотрении таких споров подтверждается практикой ВС РФ, выраженной в Определении от 16.12.14 N 305-ЭС14-1441 по делу N А40-110311/2013, рассмотренному Федеральным арбитражным судом Московского округа, по которому суды отказали заявителю в удовлетворении требования о признании недействительным решения таможенного органа о корректировке таможенной стоимости ввезенного им товара, поскольку ввозимый товар маркирован товарным знаком правообладателя и при дальнейшей реализации обществом этого товара на территории Российской Федерации общество будет обязано уплачивать лицензионные платежи правообладателю в соответствии с условиями лицензионного соглашения.

Кроме того, Определением ВС РФ от 12.03.15 N 307-КГ14-427 по делу N А56-31657/2013, рассмотренному АС СЗО, отменены судебные акты, принятые судами трех инстанций в пользу декларанта, которому отказано полностью в удовлетворении заявленных требований. Из материалов дела следовало, что общество, действуя от имени общества с ограниченной ответственностью "К" (далее - ООО "К"), при декларировании товара заявило его таможенную стоимость по стоимости сделки с ввозимыми товарами в соответствии со статьей 4 Соглашения. Таможенный орган в ходе проверки сведений, заявленных обществом, установил, что изготовленный и поставленный иностранным продавцом-производителем товар маркирован товарным знаком Angry Birds, право на использование которого предоставлено ООО "К" в соответствии с лицензионным соглашением, заключенным с компанией-правообладателем.

Таможенный орган пришел к выводу, что подлежащие уплате ООО "К" правообладателю лицензионные платежи в соответствии с лицензионным соглашением являются условием продажи ввозимых товаров, приобретенных у иностранного продавца-производителя, а следовательно, согласно подпункту 7 пункта 1 статьи 5 Соглашения указанные лицензионные платежи подлежат включению в таможенную стоимость ввозимого товара. Данные обстоятельства послужили таможенному органу основанием для принятия решения о корректировке таможенной стоимости спорных товаров. Не согласившись с указанным решением, общество и ООО "К" оспорили его в арбитражный суд.

Суды, проанализировав условия внешнеторгового контракта и лицензионного соглашения, пришли к выводу, что обязательства ООО "К" по внешнеторговому контракту и лицензионному соглашению не являются взаимозависимыми, хотя и возникли в отношении одного и того же товара, поскольку уплата лицензионных платежей правообладателю является условием самостоятельного отдельного лицензионного соглашения, не связанного с обязательствами общества перед иностранным продавцом-производителем, возникшими из внешнеторгового контракта, и фактическая уплата или неуплата лицензионных платежей правообладателю не влияет на возникновение, изменение или прекращение обязательств иностранного продавца-производителя и ООО "К" - покупателя по внешнеэкономическому контракту. В отсутствие взаимозависимости между правообладателем и иностранным продавцом-производителем уплата лицензионных платежей по лицензионному соглашению не является условием продажи спорного товара по внешнеторговому контракту. Руководствуясь положениями подпункта 7 пункта 1 статьи 5 Соглашения, суды трех инстанций пришли к выводу об отсутствии у таможенного органа оснований для включения лицензионных платежей в таможенную стоимость товара и признали недействительным оспариваемое решение таможенного органа. ВС РФ при рассмотрении жалобы таможенного органа отметил: представленные в материалах дела доказательства свидетельствуют о том, что ввозимый товар маркирован товарным знаком правообладателя и при дальнейшей реализации ООО "К" этого товара на территории Российской Федерации общество будет обязано уплачивать лицензионные платежи правообладателю в соответствии с условиями лицензионного соглашения. При этом условия лицензионного соглашения свидетельствуют об осуществлении правообладателем косвенного контроля за процессом производства иностранным продавцом-производителем товара и его продажи ООО "К", а сам иностранный продавец-производитель указан в лицензионном соглашении в качестве изготовителя товара. Кроме того, условия лицензионного соглашения содержат обязательство ООО "К" по оплате правообладателю предварительного платежа в размере 100000 долларов США в качестве минимальной гарантии уплаты лицензионных платежей в два этапа: 50000 долларов США уплачивается после подписания лицензионного соглашения, 50000 долларов США уплачивается после утверждения дизайна образцов, но не ранее 01.11.12, что исключает возможность ООО "К" не уплачивать правообладателю лицензионные платежи, получив при этом права, предусмотренные лицензионным соглашением.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что в рассматриваемом случае уплата ООО "К" лицензионных платежей правообладателю по лицензионному соглашению является условием продажи ООО "К" товара на территории Российской Федерации, приобретенного у иностранного продавца-производителя. При этом на территории Российской Федерации покупатели ввезенного товара косвенно должны будут осуществлять его оплату с учетом затрат ООО "К" на лицензионные платежи, подлежащие уплате правообладателю.

Таким образом, по указанным делам ВС РФ подтвердил правомерность действий таможенных органов по корректировке таможенной стоимости товаров, посчитав, что, исходя из условий соглашений сторон и фактических обстоятельств, покупатели косвенно должны были осуществлять оплату товаров с учетом затрат на лицензионные платежи, а следовательно, лицензионные платежи подлежали включению в таможенную стоимость ввозимого товара, не являлись платежами за право воспроизводства, распределения, перепродажи ввозимых товаров. С учетом изложенного можно сделать вывод о том, что при рассмотрении подобных споров имеют важное значение положения лицензионного соглашения в отношении торговой марки, а также договора купли-продажи (поставки), иного внешнеторгового контракта, по которому осуществляется поставка товаров в Российскую Федерацию. Если такие договоры прямо или косвенно позволяют установить, что лицензионные платежи выплачиваются в качестве условия продажи товаров, то с учетом положений подпункта 7 пункта 1 статьи 5 Соглашения такие платежи должны включаться в таможенную стоимость ввозимого товара.

Такой же подход применяется и арбитражными судами других округов, что подтверждают, например, Постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 19.11.12 по делу N А40-139377/10-148-926 (Определением ВАС РФ от 07.03.13 N ВАС-2316/13 в передаче дела в Президиум ВАС РФ отказано), Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 28.06.13 по делу N А17-5240/2012 (Определением ВАС РФ от 08.11.13 N ВАС-15095/13 в передаче дела в Президиум ВАС РФ отказано), Арбитражного суда Московского округа от 20.10.14 по делу N А40-2342/2014 и Арбитражного суда Центрального округа от 28.04.15 по делу N А62-3949/2014.

Проанализировав позицию АС СЗО по вопросам, возникающим с применением подпункта 7 пункта 1 статьи 5 Соглашения, можно утверждать, что единственный случай неправильного применения названной нормы, изложенный выше, не свидетельствует о наличии проблемы правоприменения при разрешении подобных дел. Напротив, практика в округе сформировалась и она единообразна, так же как и по стране в целом. Особого внимания (поскольку практика, сложившаяся в Северо-Западном округе по таким делам отличается от практики арбитражных судов других округов) заслуживают дела, по которым решение таможенного органа о корректировке таможенной стоимости товаров связано с невключением декларантом в ее структуру платежей по договору лизинга.

Отношения, возникающие в сфере финансовой аренды (лизинга), регламентируются статьями 665 - 670 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), Федеральным законом от 29.10.98 N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" (далее - Закон N 164-ФЗ). Согласно статье 665 ГК РФ по договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель (лизингодатель) обязуется приобрести в собственность указанное арендатором (лизингополучателем) имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование. Предмет лизинга, переданный во временное владение и пользование лизингополучателю, является собственностью лизингодателя (пункт 1 статьи 11 Закона N 164-ФЗ). Таможенная стоимость товаров, ввозимых на таможенную территорию Таможенного союза, определяется в соответствии с международным договором государств - членов Таможенного союза, регулирующим вопросы определения таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу (пункт 1 статьи 64 ТК ТС).

В соответствии с пунктом 2 статьи 64 ТК ТС таможенная стоимость товаров, ввозимых на таможенную территорию Таможенного союза, определяется, если товары фактически пересекли таможенную границу и такие товары впервые после пересечения таможенной границы помещаются под таможенную процедуру, за исключением таможенной процедуры таможенного транзита. При изменении таможенной процедуры таможенной стоимостью товаров является таможенная стоимость товаров, определенная в соответствии с пунктом 1 названной статьи на день принятия таможенным органом таможенной декларации при их первом помещении под таможенную процедуру после фактического пересечения ими таможенной границы, если иное не установлено таможенным законодательством Таможенного союза.

По таким делам, как правило, товары при ввозе изначально помещаются под таможенную процедуру "временный ввоз", а впоследствии, когда срок названной процедуры завершается, декларант изменяет процедуру на "выпуск товаров для внутреннего потребления". Исходя из названных нормативных положений, в силу которых лизингополучатель наделен правом лишь временно владеть и пользоваться предметом лизинга, и учитывая, что спорные товары пересекли таможенную границу только один раз при первом помещении под таможенную процедуру "временный ввоз", суды Северо-Западного округа, применяя пункт 2 статьи 64 ТК ТС, приходят к выводу об отсутствии оснований для увеличения таможенной стоимости товаров на суммы уплаченных процентов по договору лизинга для корректировки таможенной стоимости. При этом суды применительно к рассматриваемым делам ссылаются на правовую позицию, выраженную в Постановлении Президиума ВАС РФ от 05.06.12 N 13049/11, о том, что в случае, когда декларантом при таможенном оформлении ввезенного по договору лизинга товара заявлен режим для внутреннего потребления и таможенные пошлины рассчитаны в соответствии с названным режимом, включение в структуру таможенной стоимости процентов по договору лизинга является неправомерным.

Так, общество в 2007 году в соответствии с договором лизинга, заключенным с иностранной компанией, ввезло на территорию Российской Федерации товары - десять седельных тягачей. Товары оформлены в таможенном отношении в таможенном режиме "временный ввоз". В связи с завершением таможенной процедуры временного ввоза относительно семи седельных тягачей общество в августе 2012 года подало в таможенный орган с целью выпуска названных товаров для внутреннего потребления декларацию на товары с приложением предусмотренных таможенным законодательством документов, в том числе договора лизинга.

Таможня по результатам проведенной в порядке статьи 69 ТК ТС дополнительной проверки сведений о таможенной стоимости товаров приняла решение о корректировке таможенной стоимости указанных товаров. Таможенная стоимость скорректирована на сумму лизинговых платежей и сумму страхования КАСКО, уплаченных обществом.

Суды по данному делу сделали вывод о том, что, оформляя выпуск товара для внутреннего потребления, заявитель правильно применил положения пункта 2 статьи 64 ТК ТС. В данном случае транспортные средства пересекали таможенную границу только один раз и первоначально были оформлены в таможенном режиме "временный ввоз". Общество правомерно заявило о применении резервного метода на базе метода по стоимости сделки с ввозимыми товарами, где за основу была принята стоимость предмета лизинга. Включение таможней в структуру таможенной стоимости лизинговых платежей по договору лизинга является неправомерным.

При этом судом кассационной инстанции отмечено, что выводы судов относительно необоснованного включения таможенным органом в структуру таможенной стоимости уплаченных процентов по договору лизинга применительно к обстоятельствам данного дела полностью соответствуют позиции ВАС РФ, изложенной в Постановлении от 05.06.12 N 13049/11 (Постановление ФАС СЗО от 20.12.13 по делу N А56-6478/2013). Определением ВАС РФ от 18.04.14 N ВАС-4388/14 в передаче дела в Президиум ВАС РФ отказано, поскольку суды сделали правильный вывод об отсутствии оснований у общества для увеличения таможенной стоимости товара на суммы уплаченных процентов по договору лизинга.

Единообразие судебной практики АС СЗО по данному вопросу подтверждено позицией, содержащейся, например, в Постановлениях от 29.11.13 по делу N А56-6492/2013 (Определением ВАС РФ от 26.03.14 по делу N ВАС-3180/14 в передаче дела в Президиум ВАС РФ отказано), от 28.10.13 по делу N А56-72141/2012 (Определением ВАС РФ от 24.02.14 N ВАС-1013/14 в передаче дела в Президиум ВАС РФ отказано), от 07.10.13 по делу N А56-10344/2013, от 24.10.13 по делу N А56-78447/2012 (Определением ВАС РФ от 17.02.14 N ВАС-790/14 в передаче дела в Президиум ВАС РФ отказано), от 23.05.13 по делу N А56-50512/2012 (Определением ВАС РФ от 26.08.13 N ВАС-10567/13 в передаче дела в Президиум ВАС РФ отказано) и от 29.01.13 по делу N А56-23379/2011 (Определением ВАС РФ от 26.08.13 N ВАС-6528/13 в передаче дела в Президиум ВАС РФ отказано).

Такой же вывод со ссылкой на указанное Постановление ВАС РФ содержится и в Постановлении АС СЗО от 16.10.14 по делу N А56-78945/2013 (Определением ВС РФ от 18.02.15 N 307-КГ14-8530 в передаче заявления для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ отказано).

В то же время в Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 28.07.15 по делу N А40-179629/2014 при участии в деле тех же лиц и при схожих обстоятельствах сделан вывод о том, что суды первой и апелляционной инстанций, отказывая в удовлетворении заявленных требований, правильно исходили из того, что решение таможенного органа соответствует положениям действующего законодательства и не нарушает права и законные интересы заявителя, поскольку обществом были заявлены недостоверные сведения о таможенной стоимости ввозимых транспортных средств, в части таможенной стоимости товаров декларантом не были учтены фактически уплаченные лизинговые платежи, которые являются частью платежей за товары, перечисленных покупателем в пользу продавца в рамках заключенной сделки по лизингу.

При этом Арбитражный суд Московского округа отметил, что в кассационной жалобе общество ссылается на правовую позицию ВАС РФ, изложенную в Постановлении от 05.06.12 N 13049/11, между тем суд посчитал, что фактические обстоятельства данного спора отличны от фактических обстоятельств дела, рассмотренного ВАС РФ.

Определением ВС РФ от 03.03.16 N 305-КГ15-13551 судебные акты трех инстанций отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции. ВС РФ в названном Определении отметил, что занятый судами подход к толкованию норм Соглашения привел к не оправданным объективными причинами различиям в таможенной оценке товаров, ввозимых на основании договоров купли-продажи и договоров выкупного лизинга, в то время как в силу пункта 2 статьи 2 Соглашения система оценки товаров для таможенных целей должна носить единообразный и беспристрастный характер, что предполагает необходимость соблюдения последовательного подхода к таможенной оценке ввозимых товаров исходя из их действительной стоимости вне зависимости от вида договоров. Таможенные органы в соответствующих случаях не лишены права удостовериться в правильности декларирования таможенной стоимости лизингового имущества, если приведенные в договоре лизинга (вытекающие из сформулированных в нем условий о структуре лизинговых платежей) сведения о выплачиваемой лизингополучателем цене предметов лизинга и (или) лизинговом проценте, используемые декларантом при заявлении таможенной стоимости, содержат признаки недостоверности.

Данные признаки могут проявляться, в частности, в значительном отличии заявленной в отношении лизингового имущества цены (размера затрат лизингодателя на приобретение предмета лизинга, возмещаемых ему в составе лизинговых платежей) от ценовой информации, содержащейся в базах данных таможенных органов, по сделкам с идентичными или однородными товарами, ввезенными на таможенную территорию при сопоставимых условиях, а в случае отсутствия таких сделок - данных иных официальных или общепризнанных источников информации, включая сведения изготовителей и официальных распространителей товаров, а также товарно-ценовых каталогов, что согласуется с разъяснениями, изложенными в пункте 1 Постановления Пленума ВАС РФ N 96. Таможенные органы также не лишены права поставить под сомнение достоверность заявленных сведений о лизинговом проценте, имея в виду, что его включение в структуру лизинговых платежей влечет соответствующее уменьшение той части платежей по договору лизинга, которые формируют цену предметов лизинга как ввозимых товаров.

Из материалов дела следовало, что до вынесения оспариваемого решения о корректировке таможенной стоимости таможенным органом, в связи с выявлением признаков недостоверности декларирования таможенной стоимости, проводилась дополнительная проверка, предусмотренная статьей 69 ТК ТС. Однако обстоятельства, касающиеся наличия данных признаков и возможности сделать вывод об их подтверждении либо опровержении, судами не проверялись, какие-либо суждения по этим обстоятельствам с учетом вышеуказанных разъяснений Пленума ВАС РФ в состоявшихся по рассматриваемому делу судебных актах отсутствуют. При таком положении ВС РФ направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Необходимо также отметить, что в случае, когда товары при ввозе изначально помещаются под таможенную процедуру "временный ввоз", а впоследствии, по истечении срока названной процедуры, декларант изменяет процедуру на "выпуск товаров для внутреннего потребления", Арбитражные суды Московского и Волго-Вятского округов делают вывод о том, что включение таможенным органом в структуру таможенной стоимости процентов, начисленных по договору лизинга, является правомерным.

При этом пункт 2 статьи 64 ТК ТС судами названных округов не применяется. Кроме того, в таких случаях суды названных округов указывают, что Постановление Президиума ВАС РФ от 05.06.12 N 13049/11 не подлежит применению, поскольку в нем указано на недопустимость включения в структуру таможенной стоимости лизинговых платежей (процентов по договору лизинга) исключительно в случае, когда декларантом заявлен таможенный режим (таможенная процедура) выпуска для внутреннего потребления и таможенные пошлины в отношении товаров рассчитаны и уплачены в соответствии с названным режимом, то есть учтены суммы, уплаченные лизингополучателем лизингодателю на момент выпуска товара (например, Постановления Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 28.08.14 по делу N А29-10603/2011, от 14.08.13 по делу N А29-5167/2012 (Определением ВАС РФ от 21.11.13 N ВАС-15898/13 в передаче дела в Президиум ВАС РФ отказано), от 09.07.13 по делу N А29-10493/2011, Федерального арбитражного суда Московского округа от 08.11.13 по делу N А40-32253/13-21-174 (Определением ВАС РФ от 12.02.14 N ВАС-258/14 в передаче дела в Президиум ВАС РФ отказано) и от 29.01.13 по делу N А40-63984/12-153-675 (Определением ВАС РФ от 07.10.13 N ВАС-1834/13 в передаче дела в Президиум ВАС РФ отказано).

АС СЗО, как указано выше, придерживается позиции о необходимости применения в подобных случаях пункта 2 статьи 64 ТК ТС и делает вывод о том, что, поскольку ввезенные товары пересекли таможенную границу только один раз при первом помещении под таможенную процедуру "временный ввоз", основания для увеличения их таможенной стоимости на суммы уплаченных процентов по договору лизинга для корректировки таможенной стоимости отсутствуют (например, Постановления АС СЗО от 19.09.14 по делу N А56-71103/2013 (Определением ВС РФ от 21.01.15 N 307-КГ14-6885 оснований для пересмотра принятых по данному делу судебных актов в Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ не установлено) и от 21.10.13 по делу N А56-76310/2012 (Определением ВАС РФ от 14.02.14 N ВАС-396/14 в передаче дела в Президиум ВАС РФ отказано, поскольку суды сделали правильный вывод об отсутствии оснований у общества для увеличения таможенной стоимости товара на суммы уплаченных процентов по договору лизинга)).

Стоит отметить, что позиция, применяемая АС СЗО, поддержана также в Определении ВС РФ от 30.07.15 N 304-КГ15-2700 по делу N А70-13280/2013, рассмотренному Арбитражным судом Западно-Сибирского округа. При аналогичных обстоятельствах ввоза и таможенного декларирования товара ВС РФ, исходя из того, что в рассматриваемом случае договор сублизинга не предусматривал обязательного перехода права собственности на предмет аренды, фактическая продажа указанного объекта для ввоза на территорию Таможенного союза не осуществлялась, ценовая информация для применения методов с первого по пятый отсутствовала, указал на правильность вывода судов трех инстанций о том, что "адекватным (разумным) механизмом определения таможенной стоимости является стоимость сделки с товарами, которую доказал декларант. Указывая на недостоверность заявленной декларантом таможенной стоимости, таможенный орган не опроверг ее довод иными доказательствами, свидетельствующими об иной стоимости сделки для декларанта, которая соответствует критерию максимально возможной степени стоимости".

Необходимо обратить внимание и на совершенно новые подходы к определению таможенной стоимости товаров, принятые Коллегией Евразийской экономической комиссии 20.12.12 и 30.10.12 (решения N 283 и 202): о применении методов определения таможенной стоимости по сделке с ввозимыми товарами (метод 1), по стоимости сделки с идентичными товарами (метод 2) и по стоимости сделки с однородными товарами (метод 3). Правила, оформленные в виде указанных решений Коллегии, разработаны на основе положений Соглашения от 25.01.08 "Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза", Соглашения по применению статьи VII Генерального соглашения по тарифам и торговле 1994 года, включая пояснительные примечания к нему, а также материалов Технического комитета по таможенной оценке Всемирной таможенной организации с целью единообразного применения методов 1, 2 и 3 и подлежат применению в силу пункта 3 статьи 1 Соглашения от 25.01.08. В Северо-Западном округе в настоящее время отсутствует практика применения решений N 202 и 283 как таможенными органами, так и судами. Однако Арбитражный суд Поволжского округа и Арбитражный суд Дальневосточного округа применяют названные нормативно-правовые акты в своей практике (Постановления Арбитражного суда Поволжского округа от 08.04.15 по делу N А72-9529/2014, Арбитражного суда Дальневосточного округа от 16.09.14 по делу N А51-30722/2013 и от 19.11.13 по делу N А51-7059/2013).

Рpt.ru

Таким образом, в ходе сравнения практики рассмотрения дел данной категории с практикой других округов выявлены различные подходы правоприменения. При этом высшие судебные инстанции (ранее ВАС РФ, а в настоящее время ВС РФ) соглашаются с обоими указанными подходами. Подводя итог проведенному анализу судебной практики рассмотрения дел, связанных с корректировкой таможенной стоимости товаров, с участием таможенных органов, следует отметить в целом единообразный подход АС СЗО к проверке законности судебных актов первой и апелляционной инстанций в отношении данной категории дел. Судами округа учитывается позиция суда кассационной инстанции. Кроме того, анализ судебной практики показал, что вопрос доказывания таможенным органом недостоверности и недостаточности сведений, содержащихся в представленных декларантом документах, для применения метода определения таможенной стоимости товаров по цене сделки, а также правильности применения таможенным органом шестого (резервного) метода определения таможенной стоимости товаров разрешается АС СЗО и арбитражными судами других округов с учетом полноты, достоверности и качества представленных сторонами спора в материалах дела доказательств. В связи с этим даже схожие по обстоятельствам дела могут иметь различный результат рассмотрения, что, однако, не свидетельствует о расхождении в подходах правоприменения. Относительно дел, по которым решение таможенного органа о корректировке таможенной стоимости товаров связано с невключением декларантом в ее структуру платежей по договору лизинга, несмотря на различную практику по сравнению с судами других округов, представляется, что проблема правоприменения также отсутствует, поскольку правовая позиция АС СЗО по данному вопросу неоднократно поддерживалась высшими судебными инстанциями.