ФЗ-ХЗ или законопроект вчерашнего дня

18.05.2018

Навести порядок в национальном законодательстве о таможенном регулировании должны были еще в прошлом году, чтобы новый кодекс ЕАЭС заработал в полную силу с последним ударом курантов. Но вот уже и оливье доедено, и даже первые майские грозы отсверкали, а проект федерального закона лишь передали на рассмотрение в Государственную Думу РФ. По оценкам экспертов, с которыми беседовал «Логирус», документ будет принят не раньше осени, а вступит в силу – в лучшем случае, в январе 2019-го.

 

Мир учВЭДов от этого не перевернулся: экспорт и импорт идут своим чередом. Есть незначительные неудобства, но они не глобальные. Как и те улучшения, которые сулит новый ФЗ «О таможенном регулировании». К тому же, по словам экспертов, в него не вошли принципиально важные для бизнеса положения, по которым найти общий язык с таможней так и не удалось.

 

«Переварить» последнюю редакцию будущего национального закона «Логирусу» помогли:

 

Советник генерального директора ГК «СВ-ТРАНСЭКСПО» Марина Лякишева

 

Руководитель департамента таможенного оформления V.I.G. Trans, заместитель председателя комитета по транспорту московского городского отделения «Опоры России» Джамал Давиташвили

 

Вице-президент «Деловой России» Виталлий Сурвилло

 

«Мелкокалиберный» позитив

 

В новом многостраничном проекте закона, который должен прийти на смену ФЗ-311 «О таможенном регулировании в Российской Федерации», много уступок бизнесу, но незначительных, отмечает советник генерального директора ГК «СВ-ТРАНСЭКСПО» Марина Лякишева. Наиболее существенные из них эксперт обобщила и представила в презентации «Основные направления изменения таможенного администрирования. Взгляд бизнеса», которая есть в распоряжении редакции. Так, часть поправок касается уменьшения или увеличения сроков.

 

 

  • Нынешняя редакция предусматривает, что возврат излишне уплаченных сборов будет производится в течение пяти дней через сервис «Личного кабинета» с уведомлением о возврате.
  • Ранее эта процедура занимала до 30 дней.
  • На принятие классификационного решения ФТС отводится 60 дней – для предварительного решения (LR. ранее – 90 дней с момента регистрации заявления), 20 дней – для отказа или запроса дополнительных документов, а также определения происхождения товара.
  • До пяти лет с нынешних трех предлагается продлить действие предварительных решений по классификации товаров.
  • Камеральные проверки и таможенные экспертизы, наконец-то, станут «конечными», а не бессрочными. Первые ФТС сможет проводить не более 90 дней, а вторые – не более 20-ти с правом продления на аналогичный срок.
  • Исполнение обязанностей по уплате сборов будет наступать с момента распоряжения лица при достаточности средств на лицевом счете, а не с момента их идентификации таможенным органом в сроки выпуска. Также предусматривается установление сроков всех форм таможенного контроля уже после выпуска товара с последующим актированием результатов.

Получат свои «плюшки» и таможенные представители. Например, их обеспечение будет позволено использовать любым лицам при условии, что размер не превысит 25%, 35% и 50% реестрового обеспечения. Также предлагается ограничить их солидарную ответственность за использование поддельных, незаконных и не имеющих юридической силы документов. Но только в том случае, если представитель доказал, что не знал и не должен был знать о незаконности перемещения товаров.

 

Будет создан Институт специального экспортного таможенного брокера, для которых установят минимальный размер обеспечения в пять млн рублей. Разработчики закона надеются, что такие специалисты помогут малому и среднему бизнесу, зачастую не обладающему достаточно квалифицированными в области таможенного дела сотрудниками, выйти и закрепиться на зарубежных рынках.

 

– Развитию экспорта сейчас уделяется большое внимание. И это правильно, – уверена Марина Лякишева.

 

В отношении уполномоченных экономических операторов законопроект вводит так называемый «порог толерантности» при включении или исключении из реестра, продолжает эксперт. Он может применяться, если общая сумма штрафов не превышает 1% уплаченных ввозных платежей. Аналогичные преференции получат и таможенные представители. Но для них общая сумма штрафов не может превышать 0,5% стоимости декларированных товаров, а для остальных реестровых лиц – не более 0,1% от цены продукции, в отношении которой была проведена деятельность.

 

– Вопрос ускорения прохождения таможенных процедур, согласно Таможенному кодексу и национальному законодательству, связан с категорированием и выборочностью. Но я не уверен, что так правильно делать – давать льготы и не всегда контролировать предоставление этих льгот, – сомневается вице-президент «Деловой России» Виталлий Сурвилло, рассуждая на конференции «Таможня для бизнеса. Жизнь по новому Таможенному кодексу ЕАЭС» . – Ведь уже столько историй произошло со злоупотреблением статусом уполномоченными экономическими операторами.

 

Категорирование участников ВЭД отнесено к компетенции Минфина. В части периодичности, принципов, критериев, методики оценки и расчета, распределения лиц по уровням риска и других критериев. Кроме того, таможню планируют обязать указывать причины, по которым не была принята декларация на товары, а также проводить консультации по выбору стоимостной основы для определения таможенной стоимости. И, наконец-то, будет снято ограничение по кругу лиц, которые имеют право на уплату таможенных сборов.

 

Неучтенные «хотелки» бизнеса

 

Несмотря на определенные уступки, которых удалось добиться в процессе работы над новым ФЗ «О таможенном регулировании», важные инициативы «бизнеса для бизнеса» услышаны не были. В частности, нынешняя редакция предполагает исключение таможенных представителей из реестра за неуплату таможенных платежей.

 

– В январе-феврале 2018-го на этом основании уже исключили порядка 40 таможенных представителей. А их на всю Россию около 350-ти. Для сравнения, в маленькой Белоруссии – их более четырехсот, – отмечает советник генерального директора ГК «СВ-ТРАНСЭКСПО» Марина Лякишева. – Поэтому мы сейчас боремся за то, чтобы в проект включили норму о приостановлении деятельности таможенного представителя. Новый таможенный кодекс ЕАЭС, кстати, такой механизм предусматривает, а проект закона – пока нет.

 

Замечательно, что срок действия предварительных решений по классификации товаров продлили, продолжает эксперт. Но бизнес так и не смог убедить ФТС распространить его действие на группы артикулов при условии, что те отличаются лишь незначительными факторами.

 

– Возьмем автомобильные фильтры, – приводит пример Марина Лякишева. – Допустим, что конструктивно они одинаковые и отличаются лишь объемом. Именно по этой причине у каждого из них разный артикул, на каждый из которых сейчас необходимо получать отдельное классификационное решение. Стоимость одного – 5 000 рублей.

 

Много копий было сломано о возможность внесения таможенных платежей уже после выпуска товаров. Технически, особых трудностей в контроле за тем, как в отношении той или иной продукции уплачены налоги и сборы, нет, считает Виталий Сурвилло. Поэтому недополученные на таможне платежи можно было бы, грубо говоря, «добрать» в налоговой. Предложение, к сожалению, было отклонено. Как и идея об уплате НДС в соответствии с налоговым графиком, добавляет Марина Лякишева. Не приняли и пожелания о полном отказе от системы обеспечения. Да что там. Даже безобидную просьбу об автоматическом возвращении средств на счет декларанта после корректировки таможенной стоимости не включили в редакцию законопроекта, дополняет коллег Джамал Давиташвили.

 

«Проигранные» нормы и положения

 

Не включив в проект разумные требования бизнеса, в документ все же внесли ряд «ухудшений». К их числу Марина Лякишева отнесла:

 

  • Возможность непрозрачного и произвольного изменения компетенции таможенных органов через определение перечня товаров, в отношении которых компетенция может быть изменена.
  • Сохранение сроков принятия решений по классификации оборудования в виде отдельных компонентов. На это таможне по-прежнему будет дано 90 дней.
  • Расширение и дублирование форм таможенного контроля.
  • Введение новой обязанности таможенного представителя по информированию ФТС об опубликовании стоимости услуг.
  • Сохранение взимания с декларантов несоразмерных сумм обеспечения.
  • Двойной размер сборов при подаче декларации в отношении товаров, выпущенных до подачи.
  • Отсутствие начисления процентов на сумму денежного залога при его возврате по решению суда или таможенного органа об избыточности\произвольности его суммы при расчете таможенного органа. Что в свою очередь является существенным нарушением принципов определения таможенной стоимости.
  • Отсутствие подходов к оценке эффективности функционирования системы управления рисками и правоохранительной деятельности.
  • Разнообразное правоприменение.

«Занзибарская таможня»

 

От вступления в силу нового ФЗ «О таможенном регулировании» бизнес не ждет чего-то особенного.

 

– Новый закон ничего не изменит. Законодательство у нас и до этого было очень даже неплохое. Проблемы именно с правоприменением, которое гораздо больше влияет на жизнь таможенных представителей или участников ВЭД, – уверена Марина Лякишева.

 

Понимая это, руководство ФТС пошло несколько иным путем, чем разработчики законопроекта. Они создали собственную комплексную программу с достаточно жесткими показателями деятельности и начали ее внедрять еще до приятия ТК ЕАЭС. Программа эта, кстати, содержит все то же самое, что и Кодекс, и проект ФЗ «О таможенном регулировании», подчеркнула собеседница «Логируса».

 

Аналогичного мнения придерживается и руководитель департамента таможенного оформления V.I.G. Trans, заместитель председателя комитета по транспорту московского городского отделения «Опоры России» Джамал Давиташвили. По его словам, с приходом нового закона бизнес не ощутит кардинальных перемен. По крайней мере – пока. Большие надежды отрасль связывает с тем, как ФТС будет реализовывать свою комплексную программу, рассчитанную до 2020 года.

 

 Вице-президент «Деловой России» Виталий Сурвилло и вовсе назвал федеральный закон «О таможенном регулировании» многостраничной инструкцией о том, «как пользоваться утюгом».

 

– А мне кажется, мы дико отстаем с новыми правилами игры. В частности, в не таком далеком будущем будут перемещаться не товары, а какие-то концепции, схемы, чертежи, интеллектуальные права. К этому таможня вообще не готова, – делится своим мнением эксперт. – Мы опять чистим какие-то технические вопросы, а сама концепция таможенного администрирования не меняется. Самое главное – поскольку мы латаем ее по частям, то все время вылезают новые и новые проблемы.

 

Поэтому для того, чтобы не остаться в конце концов «занзибарской таможней», законодательные изменения должны учитывать современные технологии и технический прогресс, уверен эксперт.

 

Тем не менее ФТС, в целом, движется в правильном направлении, резюмирует Марина Лякишева. Так как ставит перед собой целью исключить личностный контакт с инспектором, автоматизировать все процессы и настроить систему управления рисками.

 

Logirus

Другие статьи на эту тему: